Навеяло 9-м мая или «несуществующие психологи лечат несуществующие проблемы»

Проезжая на машине мимо дома клиентки, я с ней тогда работал по поводу улучшения ее бизнеса, она спросила меня – Слушай, ты пообедать не хочешь, может, зайдем ко мне я тебя заодно познакомлю со своей мамой? – А что давай – согласился я.

В квартире нас встречает мама Натальи, Вера Андреевна — крепкая бабушка, ухоженная прическа, в зубах папироса… Бабушке тогда было 86 лет, при этом сильный голос и стать – советская «закваска». Мы сели за стол обедать, через какое то время я увидел как баба Вера, позвольте ее так называть, смахивает в ладонь крошки со стола и незаметно, отправляет их в рот. Стол ломился от еды, Наталья состоятельная женщина, и поэтому… «крошки со стола» не давали мне покоя. Спросил разрешения у Натальи пообщаться с ее мамой – Да, конечно общайся ей это в радость, а я пока съезжу по делам – ответила она. И вот мы сидим с бабой Верой за столиком пьем кофе.

— Марат, а ты кем работаешь? – спросила меня баба Вера – Я психолог – ответил ей

— Понятно, а работаешь то кем? – переспросила – Психологом и работаю – улыбаясь, отвечаю ей. Я поняла, ну профессия то у тебя какая? Учитель, инженер…? – Психолог это и есть моя профессия – парировал я. Она затянулась папиросой, выпустила струйку дыма, задумалась.…. Мы поговорили ни о чем, но потом, она рассказала о своей судьбе….

«…41 – год, оккупированная немцами территория, Верочке 16 лет. Голод. Вместе с подружками бегают в лес к партизанам, помогают в быту – что то постирать, приготовить, а они худо-бедно подкармливают. Здесь нужно добавить, что Вера из русских немцев в седьмом поколении, практически в совершенстве владеет языком. В один из дней разведчики отряда привели языка, привели, то привели, а вот допросить некому – немецкий никто не знает. И наша Верочка вызывается помочь с допросом. Данные, которые получили от пленного, были очень важные – фактически сбили наступление врага. Командир взял Веру на довольствие в отряд.

Через два месяца Вера уже в разведроте. Более 20 выходов за линию фронта: подрывы поездов, засады, сбор информации. Через некоторое время – медаль и присвоение звания. Одно время ее даже «устроили» в немецкую комендатуру уборщицей, задание — бумаги из мусорных урн передавать своим – вдруг документы будут. Хоть немцы народ щепетильный, но как то, в урне оказалась карта расположения войск, она передает её нашим. Спохватившись, забили тревогу, Веру, чудом, успели эвакуировать за час до ареста. За карту был получен орден. Шло время. На одном задании разведгруппа натыкается на врага, Вера сильно ранена, находится на грани смерти. После лечения направили на реабилитацию в тыл. Но кошмар продолжился — санитарный поезд, где ехала Вера, попадает под бомбёжку… Её практически «собирали» заново, сгорели все личные документы. Опять госпиталь, длительное лечение. После она получает новый военный билет и довоёвывает свою войну.

Толи в конце войны толи после, донос на нее – так, мол, и так, немка, работала в комендатуре, новый военный билет. Никто особо разбираться не стал – 15 лет лагерей! И вот наша Вера едет по этапу в Сибирь. Холод, невыносимые условия труда. В лагере, где была Вера, каждые день кто то умирает.

– Мне повезло, я заболела цингой – попала в лазарет — выжила – сказала она, во время рассказа. Молодой врач, влюбляется в Веру, ухаживает за ней, подкармливает, как может.

В это время родственники Веры, пытаются её спасти- подняли всех «на уши», дошли чуть ли не до самого… В Москве открыли архивы а там… – орденоносец, разведчица, спецзадания … Полетели «чины» и «погоны» тех, кто участвовал в произволе с Верой. В несколько дней её освободили, вернули все звания и награды.

Спустя время она выходит замуж за того молодого врача, у них рождаются две девочки, одна из них Наташа….»

— Вера Андреевна, а как Вы к Сталину относитесь? – спросил её я – О, Сталин это лучший правитель в мире – с гордость сияет она.

Я задумался, она же сменила тему – Марат, а с какими вопросами к тебе приходят люди?

— Да разные проблемы — у кого то на работе не складывается, кто то в семье не может найти язык, кто то ищет смысл своей жизни….- Пауза, глаза по «семь копеек» — она закурила

— Марат, а это проблемы? – спросила меня бывшая разведчица. Я молчал… В этот момент у меня пронеслась в голове фраза – «да уж — несуществующие психологи лечат несуществующие проблемы…»

Через год она ушла из жизни, но периодически слушая клиента, я «спотыкаюсь» о фразу – Это проблемы!?

P.S

Описывая историю бабушки Веры, вспомнилась фраза из песни Олега Газманова – «Я рожден в Советском Союзе. Сделан я в СССР»!!!

Психолог Марат Латыпов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *