Лида называла себя “ломовой лошадью”: восемнадцатилетняя дочь, пятнадцатилетний сын и муж, которому по жизни ничего не надо. “Работаю директором аптеки, прихожу домой – готовка, стирка, уборка…” – признавалась клиентка – “Всё на моих плечах! Я устала уже пахать. Дочь устроила в фарм. колледж. Она каждые полгода сбегает оттуда: одни двойки, учебу не посещает. Регулярно ее восстанавливаю, а она за свое… Сын не слушается. Мужу всё равно – диван, пиво…!” — далее последовало нескончаемое число жалоб.

Я начал с ней работать. Выработав с клиенткой уверенную и твердую позицию по жизни, мы расстались на некоторое время.  Однажды звонок: “Это Лида…! Я сказала дочери, что после 11.30 вечера не пущу ее домой…”. Дочь постоянно не выполняла свои обещания, приходила намного позже оговоренного времени. “Я ее спросила, во сколько придешь?” – продолжала рассказывать Лида – “Назови любое время. Главное, чтобы ты пришла вовремя!” – “Мама, я буду в одиннадцать” – “Хорошо! В 11.30 я закрываю дверь””.

Следующий звонок раздался этим же днем, в полночь.

– Марат, простите, уже поздно… — тревога в голосе, боль в душе.

— Слушаю… – полусонным голосом ответил я.

— Я не знаю, что мне делать…? Дочь под дверью. Я не открываю. Вдруг с ребенком что-то случится, если его не пущу… очень боюсь! –  просыпаюсь окончательно от нескончаемого потока обрушившихся эмоций —  Посоветуйте, как поступить…? – “легко сказать, посоветуйте” … думал я.

— Кроме Вас решение принять никто не сможет! – после короткой паузы отвечаю.

– Я не пущу тебя, Карина! – приняла решение Лида.

Представляю, что ей пришлось пережить той ночью: страх, сомнения, ненависть к себе. Да всё, что угодно могла чувствовать Лида! На следующем приеме клиентка признавалась: “Вы знаете, я испытала какое-то странное чувство… Сначала меня колотил страх, потом появилась вера в то, что с дочерью всё будет хорошо. Вместе с верой я почувствовала Любовь! Иную любовь к дочери…” – тут же поправилась Лида – “Не любовь, построенная на страхе, а какую-то иную настоящую Любовь! “Закрыв дверь” — я отпустила дочь от себя… Ясно поняла, ведь раньше любила только свои страхи, а не ее. Теперь ее!” – со спокойствием в голосе заключила она. Что же касается Карины, то девушка на следующее утро вернулась домой в целости и сохранности, ночевала у подруги. “Мама, я всё поняла!” – таковы были утвердительные слова дочери. На этом и закрыли тему. “Вот только она не убирается в квартире и совсем не готовит…” – задала новую проблему Лида.

Итак, придя домой, мать договорилась с дочерью, что та приготовит ужин. Ужина не было! Вечером Лида взяла книгу и ушла к себе читать. Семья осталась голодной. История повторялась еще несколько раз. Ни муж, ни Карина, ни сын не могли понять, что происходит: “куда подевалась “прислуга””. Ситуация под названием —  “кто сильнее” …, гласная и негласная борьба накалялась до предела. Через некоторое время Карина начала готовить и убираться. Муж и сын тоже подключились. Мама сильно изменилась, стала намного сильнее прежнего. На очередном приеме клиентка сказала: “В семье всё в порядке, вот только учеба у Карины хуже некуда…  Ну, ни в какую не хочет учиться…”. Я попросил, чтобы дочь лично пришла ко мне на прием.

Карине было интересно, что там за психолог такой, нарушитель “покоя” в семье. Да-да, именно любопытство привело ее ко мне. Когда та появилась в дверях, я реально “завис”.

— Вы точно Карина…? – переспросил я.

– Да! А что? – с вызовом смотрела она.

Предо мной сидела изысканная девушка. Стиль говорил сам за себя: сочетание различных элементов в одежде, макияж на высоком уровне, правильно подобранные тона… тонкий вкус. Карина никак не вписывалась в “картинку” своей семьи. Знаете, это было похоже на то, как в семье слесаря родился скрипач. Всё, что угодно – Париж, Милан, подиум, но точно не работа в аптеке. Я пребывал еще какое-то время в шоке.

— Почему ты хочешь бросить фарм. колледж?

— Меня там никто не понимает, и я там никого не понимаю… — ответила она.

— Где ты покупаешь такие интересные и, можно сказать, изысканные вещи…?

— Я их сама шью…!

— Мама как относиться к твоему увлечению модой?

— Никак! Она не понимает! Марат, есть серый скучный мир – она из этого мира… — с досадой в голосе проговорила Карина.

Вы, наверное, догадываетесь, что у меня состоялся серьезный разговор с Лидой по поводу выбора профессии дочери. Прошло некоторое время. Карина бросила фарм. колледж. Поступила в институт на модельера. На втором курсе у нее были уже первые заказы на одежду, на четвертом она стала зарабатывать больше, чем ее мама…!

   

Методы и приемы, использованные в работе с Лидой: 

“Выработав с клиенткой уверенную и твердую позицию по жизни”. “По жизни” – это грубо сказано. На самом деле, работая директором, она была достаточно авторитарна у себя в аптеке, имея в подчинении фармацевтов, а вот дома…  “Директора” мы и взяли как ресурс для формирования твердости и уверенности дома. Итак, у нас имелось в распоряжении две субличности, условно назовем их “директор” и “ломовая лошадь”.

Субличность – часть личности, обладающая практически независимым существованием, отвечающая за определенное поведение человека или какую-нибудь роль. При понятии субличности мы исходим из того, что личность не едина, а существует множество “Я”. Между этими “Я” происходят внутренние диалоги, например, чувство сомнения – это, как правило, спор субличностей. Субличность обладает набором определённых качеств и некой целостностью.

Понятно, что “директор” изначально обладала необходимыми нам качествами: уверенностью и твердостью. Я попросил Лиду представить эти две субличности. Они “появились” в кабинете. Клиентка описала мне их по отдельности: “директор” — спокойная, уверенная, выпрямленная осанка, строгий взгляд; “ломовая лошадь” — плечи опущены, руки висят, серая одежда, уставший взгляд. Лида “вошла” в “директора” и слилась с ним, почувствовав уверенность в теле и “металлический стержень” в области груди. Сохраняя уверенность (“стержень”) и больше ничего, я попросил шагнуть ее в “ломовую лошадь” и, находясь в ней, чувствовать стержень и наблюдать за изменениями. Плечи выпрямились, взгляд вперед, но мягче; мышцы более упругие. Передо мной стояла уже не “директор”, но и не “ломовая лошадь”; наблюдалась какая-то теплота и уверенность. “Стержень” тоже поменял свой вид: стал более гибким и при этом крепким, сделанный из какого-то суперматериала, типа нанопластика…  На самом же деле родилась новая субличность. Лида условно назвала ее “истинной мамой”. Мы еще работали с новыми методами коммуникации “истинной мамы” с домашними. Она ушла с первого приема более уверенной и твердой.

“Дочь под дверью. Я не открываю. Вдруг с ребенком что-то случится, если его не пущу… очень боюсь!”. Одно дело, когда ты в кабинете становишься уверенной в себе, а другое, когда дочь здесь и сейчас под дверью и очевидный страх за ребенка. Нужно учитывать, что все изменения, происходящие с клиентом в кабинете, могут свестись на “нет” в реальной жизни;

“Посоветуйте, как поступить…?” — желание переложить ответственность на меня. “Кроме Вас решение принять никто не сможет!” — возврат ответственности. Настоящие изменения произойдут у клиента только тогда, когда ответственность будет за ним;

“Не любовь, построенная на страхе, а какую-то иную настоящую Любовь! “Закрыв дверь” — я отпустила дочь от себя…”. Ранее, в книге, я упоминал фразу “нельзя любить того, с кем не можешь расстаться”. Закрыв дверь, мама поняла – дочь выросла. У нее своя судьба и жизнь. Отправив ребенка в ночь и пережив массу страхов и переживаний за нее, Лида доверилась Жизни. После уже проявилась вера в то, что всё будет хорошо – это состояние Лида и назвала “иной настоящей Любовью”.

Я часто использую термин “жесткая любовь” для обозначения подобного состояния. “Жесткая любовь” — есть, по сути, стремление к порядку.

Берт Хеллингер, знаменитый философ, психотерапевт, автор метода “семейные расстановки”, так говорил о Порядке: “Порядок — это первоначальный принцип, на котором всё построено. Порядок сильнее Любви”.

Вспомнилась замечательная метафора:

 “Любовь и Порядок всегда ходят рядом. Порядок сохраняет, Любовь наполняет. Порядок – это сосуд. Любовь – это вода. Если разбить Порядок, Любовь утечёт”. 

Лида выбрала порядок и уважение к своим словам.  Сохранив порядок, она сохранила Любовь! 

“Через некоторое время Карина начала готовить и убираться”. “Муж и сын тоже подключились…”. В семье произошел “синергетический эффект”.

Синергия – суммирующий эффект двух и более элементов системы. При этом семья – есть система. Как правило, эффект при синергии превышает эффективность отдельно взятого элемента. Лида, поменявшись, повлияла на дочь, “цепная реакция” зацепила мужа и сына. Важно помнить – помогая измениться человеку на приеме, мы, в том числе, влияем на всех членов его семьи.

“Всё, что угодно –  Париж, Милан, подиум, но точно не работа в аптеке”. Мама не видела в Карине модельера, для Лиды не существовало этой профессии. Карина же была из другого мира, но воспринимала свое увлечение не всерьез.

 В коммуникации существуют два вида слушания:

  — Автобиографическое слушание — вектор внимания направлен на себя. Видим и слышим сквозь “фильтры” собственного опыта. Существует одна верная “карта мира” — моя!

  — Эмпатическое слушание – тут всё внимание сосредоточено на другом человеке. Мы пробуем понять его, услышать, почувствовать. Мы сопереживаем и соучаствуем в жизни другого человека.

Лида, кстати, как и большинство матерей, находилась в автобиографическом восприятии своей дочери и ее увлечений. 

Я помню, как сказал Карине: “Ты будешь профессиональным модельером”. Этими словами я лишь слегка подтолкнул ее на “путь предназначения”.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *