Работал я в одной крупной компании – осуществлял психологическое сопровождение. В отделе продаж находился сотрудник, назовём его Рустам, 33 года, устроился недавно и за три месяца достиг больших результатов. На первый взгляд, спокойный добротный специалист, не вызывающий излишних подозрений. Вспомнилось, что мы даже отмечали день рождения его дочки (5 лет исполнилось): он рассказывал, какая она замечательная и как тот с ней ладит. Подарили дочке подарок…! Тесно я с ним не общался.

В один из весенних дней я заметил, что в офисе какой-то непонятный “переполох”: нервозность, взбудораженность в отделах. На мои вопросы о происходящем, направляют к Рустаму, типа ходит туда-сюда по отделам и что-то невразумительное говорит – совсем всех достал. Рустам оказался у меня в кабинете. Я начал спрашивать его…он, не слыша и не понимая, твердил “свое”. Еще вопросы – он про другое, полная неразбериха в словах. Честно говоря, я не помню досконально тот бред, который он нес. Через полчаса “общения” я понял окончательно – у Рустама “поехала крыша”, прошу прощения за мой “французский”. Большого опыта “переговоров” с больными у меня не было, соответственно защиты тоже практически никакой. Я чувствовал себя выжатым, как лимон.

Вечер! Забрав у него телефон, я нашел в списке контактов номер его мамы, набрал. “Да вы скорую вызывайте просто…” – спокойным тоном ответила она. “Быть может, Вы его заберете?” — спросил я. “Некогда мне…” — и тут же положила трубку. Следующий звонок “брату”. “Друг…” — ответил он мне – “Ты врачей вызови и всё… Я тут на дне рождения, уйти не могу… понимаешь…?”.  Я “понял”, конечно — Рустам никому не нужен! По мере того как я звонил, кабинет “наполнялся” бредом: Рустам нервно ходил по комнате и непрерывно говорил.

Звонок в скорую. Бригада приехала фактически через час. Психиатр и медбрат в кабинете. Рустам вдруг преобразился в “нормального человека”. Первые традиционные вопросы на адекватность: “как зовут тебя?”, “сколько лет?”, “где находишься?”, “болит ли голова?”. Рустам ответил правильно. Психиатр смотрит на меня с удивлением, типа “чего Вы меня вызвали-то?”.  “А Вы еще поспрашивайте…” – вымученно парировал я. Он последовал моему совету: “Рустам, о чем ты сейчас думаешь?”. “Я думаю (внимание!) о “круговороте вещей в природе”. “У-у-х-х” – выдохнул врач с улыбкой на лице – “Наш клиент…!”. Поговорив с ним на тему “круговорота в природе”, врач успокоился. Глубокий вечер…, офис пустой…, я, Рустам и бригада…, “бред повсюду”. Рустам “провалился” в безумие окончательно.

— А как у Вас дела? – спросил Рустам у доктора.

– С Вами, придурками, мне всегда весело…! – смеялся врач, понимая, что Рустам всё равно ничего не воспримет.

— Как-то жестко Вы с пациентами – устало отреагировал я.

– Если я не буду циником и… не буду смеяться над всем этим, то окажусь на соседней койке… — кивнул он в сторону больного, продолжая улыбаться.

Доктор попросил меня проехаться вместе с ними в психиатрическую лечебницу, чтобы я мог засвидетельствовать передачу на хранение личных вещей и оформление соответствующих бумаг. Едем в машине скорой помощи: рядом Рустам, чуть подальше врач. “Что же Вы сразу не вызвали врачей-то?” – спросил доктор – “Не дай бог плеснул бы кому-нибудь кофейком в лицо из сотрудников…”. Я молчал. Рустам полностью “отсутствовал”, мычал что-то непонятное и…, вдруг, тянет ко мне руки. “Обнимите его, Марат, ему очень плохо сейчас…” – серьезно, сочувствуя больному, попросил доктор. Я обнял. Рустам плакал у меня на плече!

В больнице выяснилось, что Рустам оказывается постоянный клиент, и нет у него никакой жены и дочки. Через три месяца Рустама выписали. С работы его уволили. И…внимание! —  он подал в суд на компанию за то, что его уволили, якобы украли какие-то вещи…, свидетелем передачи которых я был.

На досуге я думал об этой ситуации. Существуют как минимум два вида больных: шизофреники, которые обычно “обвиняют” во всем окружающий мир, например, ФСБ (ЦРУ, Моссад) следит за ним; все виноваты кроме них, а с ним всё в порядке. И люди, у которых мощный невроз, глубокая депрессия – они, как правило, переживают это внутри, имеют все-таки критическое восприятие самих себя. У таких людей, кризис – поворотная точка в жизни. С другой стороны, Рустам выстраивал иллюзию семейной жизни (день рождения дочки) – ему было одиноко по жизни. Он хотел быть нормальным! Шла невидимая борьба между двумя сущностями этого человека и, к сожалению, болезнь победила.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *