Дизайн без названия (100)

Пришла на прием женщина 33 лет, Катя, вернее не сама пришла, а … ее привели родственники, в буквальном смысле за руку. Разведена, живет в одной квартире с бывшим мужем. Она влюбилась в парня 25 лет, который …внимание! сидит в тюрьме за убийство. Виделась с ним несколько раз! Более того, начала процедуру прописки его в своей квартире. Тюрьма, убийство, родственники в отчаянии…!

Истерический смех, какое-то безумное счастье на лице, состояние нервной возбудимости. Когда родственники ушли, она заявила: “Я вообще не понимаю, зачем меня сюда привели. Я его люблю, люблю… Вы понимаете – ЛЮБЛЮ…?! и не собираюсь от него отказываться…” – Воистину говорят, что влюбленность – это безумие.

Я осознавал…, клиентка работать категорически не настроена. Более того, презирает родственников, которые пытаются ее вытащить, заодно и меня, до кучи. Я стою перед дилеммой: либо послать, либо как-то вовлечь ее в работу. По-человечески жалко…!

Принимаю решение действовать! Но как…? Диван, сторона дивана возле двери, и она в закрытой позе полностью повернута к ней. Все признаки – уйти…. Надо хитрить…! В голове моментальный анализ – “итак…, все ее пытаются спасти, активное влияние родственников вызывает противодействие. Однозначно, действуем наоборот…!” — Ты знаешь, мне по фигу до твоей жизни. Хочешь угробить себя – твой Выбор… Медленный, еле заметный поворот тела в мою сторону, удивление!

Смотрю ей в глаза твердо и уверенно, но с поддержкой. И вдруг, на моих глазах, маска “счастливой невесты” стекает куда- то вниз, лицо начинает как будто стареть… из “глупой наивной девочки” Катя стала превращаться в замученную жизнью женщину. Любовь, мечта, красота сменилась бытом и неустроенностью, одним словом — реальностью.

Началась истерика. Слезы навзрыд. Вой в голос, будто кто-то умер. Я ждал, когда она проплачет всю свою боль. На моих глаза проходили похороны иллюзий! Она всё понимала с самого начала. Катя оплакивала мечту. Трудно было не начать ее успокаивать. Я сделал “шаг назад”, освободив пространство для будущего. Создавая “пустоту” в пространстве, я ждал, когда же в этой пустоте начнет выстраиваться новая логика событий ее жизни. Ни она, ни я не знали, что из этого выйдет. Должно само сложиться, главное — не мешать…!

Вспомнилась фраза Штирлица из фильма “Семнадцать мгновений весны”: “Выдержка – обратная сторона стремительности” … Когда она успокоилась, я задал вопрос: – Скажи, а почему ты живешь с мужем в одной квартире? – Вы знаете, да он же мне как родной, столько лет вместе! – она улыбнулась. – У него есть кто-то? – спросил я. – Нет! Да он стеснительный, мягкий, не уверенный… добрый, — “добрый это хорошо” – улыбнулся внутри себя. — Скажи, в жизни всякое бывает, если с ним что-то случится – сильно расстроишься? – она побелела… – Что Вы, что Вы такое говорите – он же муж мой! – Ты хотела сказать бывший…? – подыграл в ответ. – Да-да бывший муж… конечно, — быстро ответила она, смутившись.

Я рассказал ей притчу про то, как один мужчина пошел искать “камень счастья”, бродил по миру, много терпел бед и через долгие годы вернулся домой. Подойдя к дому, он увидел, что около крыльца лежит камень… “камень счастья”, который лежал там всегда. Катя всё поняла! Что-то произошло в пространстве, будто вектор судьбы поменял направление. И на этой дороге судьбы Катя увидела свой “Камень Счастья”. Через неделю раздался звонок… Это был ее муж. Он сказал, что они снова вместе и попросил меня помощи в развитии мужской позиции по жизни.

 

Методы и приемы, использованные в работе с Катей:

  1. На мой взгляд, важное в данном рассказе — создание пустоты. “Трудно было не начать ее успокаивать. Я сделал “шаг назад”, освободив пространство для будущего. Создавая “пустоту” в пространстве, я ждал, когда же в этой пустоте начнет выстраиваться новая логика событий ее жизни. Ни она ни я не знали, что из этого выйдет. Должно само сложиться, главное — не мешать…!”. Я утверждаю — пугающее слово “пустота” является мощнейшим ресурсом в жизни человека.

“Пустота — незаполненность, отсутствие чего-либо” Википедия.

Пустота как ресурс для клиента.

Человеку свойственно избегать пустоты, сравнивая ее с одиночеством. Как только появляется ощущение пустоты, он стремится ее сразу “заполнить” всем, чем угодно: работой, женщинами/мужчинами, хлопотами по дому, скандалами, страхами, мыслями и т.д. Он постоянно находится либо в прошлом, либо в будущем. Человек не здесь, он “где-то” там. Нам с детских лет твердят – дерзай, достигай, зарабатывай, делай всё, что угодно – только “не живи”. Не живи здесь и сейчас! Там, в “светлом будущем” приятнее же. Кате, например, приятно было находиться в иллюзии, во влюбленности — она заполняла тем пустоту.

Люди, посещающие тренинги, в том числе и духовные практики, зачастую ходят туда не ради достижения личностного или духовного роста, а ради “заполнения пустоты”. Многое, что делается людьми, бессмысленно. Вот, скажите мне, какой смысл жить с нелюбимым мужем? А ведь живут! Спросите ее – “что будет, если расстанешься?”, ответы последуют разные, но главный их смысл сведётся лишь к одному – “а как же я одна…?”. Страх одиночества и пустоты сильнее “разрушения” своей собственной жизни бессмысленными отношениями. Или, например, какой смысл в страданиях, притом без повода?

Понятно, что есть всегда “вторичная выгода”. И всё же – да, да, это заполнение пустоты! Повторюсь – многое бессмысленно! Мы покупаем себе новую машину и получаем счастье ровно на неделю, потом уже, машина становится просто машиной. Ладно, я пойму, если мы покупаем удобство, но нет же, мы стараемся купить себе “кусочек счастья”. И что? Купили счастье? Я не против “машин” — я против иллюзий! Для чего люди избегают пустоты? Пустота ассоциируется с отсутствием жизни и себя вместе с ней, с безжизненностью. Чтобы чувствовать себя живым, мы и заполняем пустоту. При этом хотелось бы отметить, что приведенная “модель реагирования” относится больше к европейской, восточная же “модель” совсем иная. Восточный взгляд на пустоту заключается в следующем.

Цель любой медитации – остановить поток мыслей, добиться полной тишины… или пустоты – таким образом, достичь “просветления”. Пока ты “где – то” летаешь в прошлом или будущем, тебя нет в Мире, ты не в Жизни! Пустота, на самом деле, и есть слияние с Жизнью, попадание в нее! Я здесь и сейчас! В “наполненный стакан ничего не нальешь” – как жизнь попадет в Вас, если Вы заполнены “собой”? Ответ прост — никак! Поэтому иллюзия жизни и сама жизнь – это разные вещи!

Пустота как ресурс для психолога.

Для психолога важно не только создавать пустоту внутри, но и уметь делать “шаг назад” для создания пустоты снаружи. Я исхожу из того, что вокруг нас жизнь – живая сущность, которая имеет свою логику событий. Эта логика направлена всегда на лучшее. В китайской философии Лао–Цзы, есть понятие “неделание” — это позиция наблюдателя, созерцателя. Когда психолог “знает, как!” — он активен, постоянно в “движении”, тем самым “заполняет” собой пространство и время. Получается “наполненный стакан”. Тут есть знания, опыт, работа – всё, что угодно, кроме участия самой жизни. Активное “неделание” — создание пауз, позволяет психологу отойти “в сторону”. Жизнь самостоятельно выстраивает лучшее! Я верю – в момент активного “неделания” “случается” то, что надо, то, что должно было произойти! Вовремя и правильно заданные вопросы позволяют выявить и “оформить” уже сложившийся результат. В случае с Катей “случилось” понимание по поводу ее мужа. Возникала “терапевтическая притча”. Катя нашла свой “камень счастья”.

  1. Пару слов про “обучающие истории” (я их называю “терапевтическими историями”, не в смысле истории психотерапевтов, а в плане исцеляющих историй). Это истории, притчи, имеющие положительный исход, одновременно могут являться аналогом ситуации клиента. “Закодированность” ответов, при помощи метафор, в таких случаях позволяют обходить “сопротивление сознания” и напрямую попадать в подсознание. История не про клиента, чего ему бояться, а потому контроль снижается, интерес же, напротив, увеличивается. Терапевтические рассказы “впитываются” клиентом очень хорошо. Но Важно понимать — поведанные истории должны быть в тему.
  2. В случае с Катей, все вышеперечисленные методы и приемы не представились бы возможными для осуществления, если бы не провокация в самом начале: “Ты знаешь, мне по фигу до твоей жизни. Хочешь угробить себя – твой Выбор…”. То, что явилось триггером (спусковом крючком) всего процесса относится к одной из форм провокации – разрыв шаблона.

Разрыв шаблона — неожиданное слово, фраза, действие, выполненные внезапно и неожиданно для других.

Задача заключалась в следующем: “выбить” клиентку из привычного ритма “противодействия родственникам”. Делай наоборот – вот один из лозунгов разрыва шаблона. Можно еще использовать “глупость”, “ненормальность” и прочее, главное – сбить с толку. Растерянность, в которую обычно впадает человек после разрыва шаблона, сопоставима с состоянием транса – очень удобная платформа для дальнейшей работы. Более подробно по теме “провокационная психотерапия” мы поговорим далее.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

вапо

Вообще этой фразе тысяча с лишним лет, она была выгравирована на алмазных скрижалях для потомков.

Пришла ко мне пара – Алексей и Наташа. Алексей работал летчиком на грузовом самолете и при этом был алкоголиком. С запросом по избавлению от алкоголизма они ко мне и обратились. Фактически Алексея привела отчаявшаяся жена. Зайдя в кабинет, он уселся в кресло в позу хозяина и с видом “ну-ну, лечите меня” приготовился играть в свою привычную игру “догони меня, если сможешь”. Я попросил его выйти из кабинета и подождать…

Узнав от Натальи о десятилетнем стаже алкогольной зависимости мужа, я искренне спросил у нее, реально ли она желает помочь ему. Сомнений на этот счет не возникало. Тогда я предложил клиентке здесь и сейчас разорвать с ним полностью и по-настоящему. На что последовала незамедлительная реакция: “Да я с ним много раз расставалась – ничего не помогает!”. Я объяснил ей, что расстаться и играть в расставания — разные вещи. Хочешь помочь мужу?! – принимай решение о разрыве окончательное, пока он пьет…, вместе вы не будете. Либо ты для самой себя и своих детей решишь, что больше пьяного мужа в Вашей жизни не будет, либо продолжаешь “лечить” его всегда, играя с ним по “чужому” сценарию. Выбор Наталья сделала!

В кабинет зашел Алексей и вальяжно опустился в кресло. Смотрит на нас. Ждет рецептов. Наталья, глядя ему в глаза, спокойным голосом, но твердо и уверенно как договаривались, произнесла: “Леша, ты сегодня же собираешь вещи и уходишь из дома. Вернешься обратно только тогда, когда полностью перестанешь пить… навсегда: ни на день и ни на год, а навсегда…” – повторила она внушительно, после чего добавила – “Больше ни капли спиртного в нашем доме не будет…”. Алексей, ухмыляясь, ответил – “да-да, конечно” – типа знакомый сценарий, играли уже в подобные игры. За Натальей осталось последнее слово – “это все!”. Она решила и назад дороги нет. Меня поразила та сила и спокойствие, с которой она это произнесла. Я действительно поверил ей!

В воздухе повисла всё решающая за нас пауза. Я стал замечать, как этот “надутый индюк” постепенно начал сдуваться. Поник! Потом медленно поднял глаза и посмотрел на жену. Следующая фраза меня самого поразила:

– Наташа, я никогда не думал, что ты меня так любишь… — на глазах появлялись слезы — Я хочу быть с тобой и детьми и… брошу пить! Обещаю!

Наталья поднялась:

— Спасибо Вам Марат, помогите Леше, я люблю его!!!

Она ушла, а мы с Алексеем начали работу. На удивление, работалось с ним легко – любящая жена сделала свое дело. Через две недели он вернулся в семью. Через три года я случайно их встретил – Алексей вел полностью трезвый образ жизни.

 

Методы и приемы, использованные в работе с Алексеем и Наташей:

Название игры “догони меня, если сможешь” – это рабочее название. Алкоголиков, как правило, все (психологи, жены, родственники и прочие) “догоняют” и пытаются вылечить. Чувство собственной значимости двигает этими “спасателями”, но не желание реально помочь. Алкоголик, “убегая”, дает возможность другим постоянно его “лечить”. В результате, всё всех устраивает, и алкоголик спивается дальше.

  1. Предложение Наталье разорвать с Алексеем – это предложение разорвать игру “догони меня, если сможешь”. Клиентка, до приема, выступала в качестве классической “жены алкоголика”. Поясним: “Жена алкоголика – женщина, не осознающая своей ценности. Она ценна только тогда, когда нужно спасать мужа. Для того чтобы постоянно чувствовать ценность, необходимо чтобы муж постоянно пил”.
  2. Фразы – “больше ни капли спиртного в доме” и “бросаешь пить навсегда” — фразы ультиматума, фразы “сжигание мостов”. Наличие окончательного твердого решения со стороны Натальи, поставили Алексея перед выбором. Алексей выбрал трезвый образ жизни.
  3. “…я никогда не думал, что ты меня так любишь…” – фраза, раскрывающая суть отказа от игры и переход в истинную любовь и заботу. Поверив в то, что Наталья реально расстанется с ним, Алексей принял решение. Отказ от алкоголя, в том числе отказ и от тех страданий, которые приносит алкоголь, сподвигли Алексея к избавлению от проблем. Здесь сработала Любовь!
  4. При дальнейшей работе с Алексеем использовалась так называемая “кодировка”.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

птпо

Ее зовут Нина, 27 лет, симпатичная высокая девушка в короткой юбке. Обратилась ко мне с запросом – помочь наладить отношения с начальницей. Своевластная руководительница изводила “бедняжку” своими придирками. Во время общения с клиенткой заострил внимание на резкую смену ее реакций: с “официальной” на “детскую” и наоборот. “Какое-то странное сочетание” – подумалось мне: смущение и одновременно вызов – короткая юбка. Она долго рассказывала, как ей невыносимо в общении со своей начальницей. Я же смотрел на Нину и думал про ее детские обиды.

– Расскажи мне про свое детство – перебил я обычный ход сценария.

Детское выражение лица, слезы на глазах, голова опущена вниз, руки нервно на “замке”. Она призналась, как презирает родного отца и жалеет свою мать: “Отец всегда со всеми играл, обманывал, его потом посадили в тюрьму за кражу… Мы регулярно носили ему передачи, а самим есть было нечего. Голод. Постоянно меня “кидал” — обещал что-то и не выполнял. Мать, однажды, узнав, что у отца другая женщина, заставляла меня следить за ними…! Потом начала пить…  Если бы ни бабушки, то…” – далее последовали обрывки фраз, нескончаемый поток эмоций.

— Нина… — остановил я — Какой вывод ты вынесла из детства?

— Никому не доверяй – холодно ответила она.

— Нина, постарайся вспомнить какой-нибудь эпизод из детства…

Она погрузилась в прошлое, кабинет растворялся в его воспоминаниях. На смену явилась очень яркая живая картина: “Девочка Нина, лет двенадцати, в комнате с младшим братом, за которым постоянно приходилось следить. Холодно. Хочется остаться одной. Села на пол поближе к батарее – там теплее, куклы рассадила рядом. Сжата в комочек…”. Двенадцать лет, куклы…, не поздновато ли…? Напрашивался вывод: девочке Нине очень хотелось продлить детство. Сердце разрывалось на части. Я желал обнять этого ребенка и согреть, холодно же, просто погладить по голове. “Стоп- стоп…!” – удерживал себя, чтобы не сорваться с места – “Где я?” – пытаюсь вернуться обратно в кабинет — “Кто я?”. “Я – психолог”, — возвращаюсь в реальность – “Я не ее отец. Я — Психолог!” – напоминаю себе – “Она сама должна…”.

  — Нина… – произношу я – “отправляйся” к той двенадцатилетней девочке, туда в комнату, к батарее. Просто обними Ниночку и скажи, что нужно…, чтобы стало хорошо. Ты найдешь сильные и правильные слова!

И она “отправилась” туда. Cела рядом с ней на корточки, обняла ее крепко-крепко и начала говорить. Она сказала, что очень любит ее, что знает ее будущее – всё будет хорошо. Она всегда рядом. Пообещала, что защитит ее…! Так Нина спасла саму себя!

Клиентка “вернулась” в кабинет спокойной и умиротворенной, будто что-то внутри сложилось и соединилось. На мой странный вопрос, c каким изначально запросом она пришла, Нина не находила ответа, пока ни пришлось ей напомнить – “У тебя ведь были проблемы с начальницей?!?”.

— С какой еще начальницей? – смеясь, ответила она.

Проблема перестала существовать!

 

   Методы и приемы, использованные в работе с Ниной:

  1. “Смущение и одновременно вызов – короткая юбка”. Я предположил, что “смущение” и “подростковый вызов” — детские проявления Нины, поэтому я обратился к ее прошлому, к детству. Действительно, как и многие проблемы, эта проблема “пришла” из детства;
  2. Фраза — “не доверяй никому”, вынесенная из детства, влияла на ее жизнь, в том числе и на работе;
  3. “Маленькая, фактически брошенная Нина, сидящая у батареи”, — нуждалась в поддержке и заботе. Объектов “утешения” у Ниночки не было: отца она ненавидит, мать, судя по всему, тоже не в счет, — “носили передачи в тюрьму, когда не было что есть”; бабушки…, но бабушки сделали уже, что смогли. Подсознательно у меня включился “детско-родительский контрперенос”.  
Перено́с — психологический феномен, заключающийся в бессознательном переносе ранее пережитых (особенно в детстве) чувств и отношений, проявлявшихся к одному лицу, совсем на другое. Например, на психотерапевта в ходе психотерапии.

 

Контрпереносом в свою очередь называется перенос, возникающий у терапевта на клиента. Считается, что правильная интерпретация контрпереноса так же важна для понимания происходящего в ходе процесса”.    Википедия.

Рассказ Нины вызвал у меня массу эмоций как у “отца”: хотелось согреть, обнять, поддержать “маленькую Нину”.

  1. Позиция “я – здесь”. Возврат в реальность у меня происходила через вопросы: “кто я?”, “где я?”. Ответы на эти вопросы автоматически возвращали меня в кабинет в позицию психолога. Китайцы говорят: “Моешь чашку – мой чашку”;
  2. “Она сама должна” — фраза, формирующая позицию самостоятельной Нины (от слова “самой стоять”). Нина “отправилась” на спасение себя самой,“маленькой”;
  3. “Ты найдешь правильные и сильные слова” — фраза, использующая одновременно “открытые слова” и установку на успех. “Открытые слова” и выражения часто употребляются психологами для того, чтобы клиент самостоятельно наполнил их смыслом и содержанием. Нина нашла нужные слова для себя, там – в своем прошлом;
  4. “Сложилось и соединилось” — по сути, соединение самой себя! “Встреча с собой” — один из Важных элементов психотерапии;
  5. В конце приема Нина не могла вспомнить свой изначальный запрос. Находясь в трансе, клиентка переписывала “травмирующую сцену” из детства. Соединяясь сама с собой, обретала целостность. Всё это для нее оказалось настолько Важным, что проблема с начальницей перестала существовать, как несущественная, при этом амнезии, конечно, не было.
  6. Данная история и выводы показывают очень Важную установку — если Вы хотите помочь реально клиенту, работайте с ним, а не с проблемой!

В работе использовался “эриксоновский гипноз” и “переписывание жизненного сценария”:

  Эриксоновский гипноз – неклассический вид гипноза. Данный метод основан на мягком, символическом подходе к клиенту; традиционный же гипноз основан на авторитарном подходе гипнотизера к клиенту. В эрикосновском подходе нет шаблонов и схем, учитываются только индивидуальные особенности клиента.

          Переписывание жизненного сценария. Человек приходит в этот мир “Tabula rasa” – “чистая доска”. На нее он заносит всю информация о мире: что-то увидел – записал, услышал – записал; окружающая среда, обстановка, родители, чьи установки заносятся напрямую, без всякой критики. Вот часть установок, которые может иметь человек в результате: “не высовывайся”, “не доверяй”, “не трать денег впустую”, “не говори ерунды” и прочее. Часть установок могут быть полезными, а часть – вредными. При этом деструктивные установки также попадают в жизненный сценарий. Переписывание жизненного сценария – это работа с прошлым по устранению, изменению вредных жизненных установок. Выявляется сюжет из прошлого, который формирует негатив в будущем.  Далее, используя ресурсы (сам клиент во взрослой позиции, родственники, иные реальные либо воображаемые персонажи), переписывается “картинка” конкретной ситуации.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

пано

Пришел ко мне как-то мужчина 49 лет, зовут его Костя. Бизнес. Любовница. У любовницы ребенок от него. Любит путешествовать. Запрос – состояние постоянной тревоги: плохой сон, навязчивые мысли в голове, что жена узнает про любовницу, бизнес рухнет и т.д. Я стал работать с тревогой!

Начал выяснять подробности его состояния. Он рассказывал, при этом хмурясь, переживая все это чувственно и вдруг…: “А Вы знаете Марат, я тут был в Перу… побывал в одном племени, которое живет практически без цивилизации… просто поразительно как эти дикари могут радоваться жизни… Вот, у нас, Марат, есть все блага жизни, а мы страдаем…”, — Костю понесло. Мечтательный взгляд вверх, развалился в кресле, почти счастливый…

— Быть может, вернемся к Вашей проблеме, Костя…?

— Ох, да конечно!

Он вернулся к тревоге. Я попросил его идентифицировать тревожное состояние, предложил ему понять, в чем суть тревоги: для чего она нужна, в чем ее выгода… т.д. Закрыв глаза, Костя погрузился в легкий транс, понял, дал ответ. У меня была в руке “вторичная выгода” тревоги. “Вы знаете…” – вновь начал клиент – “как-то был случай в моей жизни” – еще на двадцать минут рассказа.

— Здорово Костя, очень интересный рассказ… — вежливо, но настойчиво возвращаю его в работу – Итак, мы знаем, для чего Вам эта тревога. Попросите свое подсознание трансформировать символ (образ) тревоги в то, что надо… — клиент погрузился в мир воображения — Опишите мне, во что превратилась тревога… — через некоторое время он увидел “картину изменений”.

Чистая легкая улыбка скользнула на его лице и вдруг…: “Вот Вы знаете, когда я путешествовал в Непале…”. Итак, между его историями, даже где-то резко прерывая, я проводил терапию. Американские горки. Борьба за Костю. Мне нужен был результат!

В конце приема:

— Костя, ушла ли тревога хотя бы частично?

— Да Марат, мне стало намного легче. И спокойнее.

— Надо доработать эту проблему. Тревога – штука серьезная! – предупреждаю я.

— А Вы знаете, была такая история……

— Костя, Вам одиноко по жизни? – вновь прервал его я.

— Да, Марат, — ответил он.

— Много людей, а поговорит не с кем? – спросил его.

— Точно… — заключил он.

Я предложил ему разобраться и с одиночеством в том числе. Костя больше не пришел на прием. Я был плохим собеседником и эффективным психологом…

А что бы выбрали Вы уважаемые читатели?

 

 Методы и приемы, использованные в работе с Костей:

  1. На лицо были два запроса: один проговоренный – убрать тревогу, второй — не проговоренный, но постоянно демонстрируемый — это одиночество. У меня стоял выбор, с чем иметь дело, и я выбрал работу с тревогой, именно то, что задал клиент. Предоставлялись различные сценарии работы с клиентом: 1. Забыть про его тревогу и обратить внимание на одиночество; 2. “Утилизация” историй, использование их для работы с тревогой. 3. Работать с чем-то другим.
 “Утилиза́ция — использование ресурсов, не находящих прямого применения, вторичных ресурсов, отходов производства и потребления”. Википедия.

Зная о том, что в человеке всё взаимосвязано: одна сфера жизни с другой, чувства, мысли и ощущения, одни проблемы с другими… используя, утилизируя одно, мы можем найти понимание другого. Например, “зацепившись” за рассказ про дикарей, и про то, как дикари способны радоваться жизни, можно было бы предложить Косте поразмышлять о том, как дикари обходятся без тревог. История про дикарей “утилизируется” для решения проблемы с тревогой.

В целом утилизация прекрасный инструмент психолога. 

  1. Я выбрал работать с тревогой, игнорируя желание клиента поговорить. Мне был необходим конкретный результат. Костя “размазывал”, не фиксируясь на основной проблеме, и такое поведение, судя по всему, сопровождало его по жизни. Выбрав четкую позицию: “всему свое время” или “начнем с главного”, я пробовал дисциплинировать клиента;
  2. “Я предложил ему понять, в чем суть тревоги…” — два смысла этого предложения:

Во-первых, это принятие тревоги: “понять” – “принять”. Люди, как правило, пытаются подавить негативные чувства, в том числе и тревогу. Эти чувства никуда не деваются, более того, при подавлении, чувства усиливаются; вступает в силу закон физики – “любое действие вызывает противодействие”. Например, представьте, что Вам смешно, попробуйте подавить свой смех. Да-да, Вас просто будет распирать изнутри. Позиция “понять-принять” – это еще и взятие ответственности на себя: “да, я изучаю тревогу, она во мне…”. Сравните два выражения: “меня беспокоит тревога” и “я тревожусь”. В первом случае тревога живет самостоятельно, во втором – моя тревога есть взятие за нее ответственности. Большинство клиентов приходят с позицией “меня беспокоит…”. Ваша задача “переключать” клиентов на позицию “я тревожусь…”.

Во-вторых, понять суть тревоги. Суть, как правило, а вернее даже всегда, носит позитивный характер. Понять суть тревоги – это разобраться, в чем же заключается ее выгода. Здесь используется прием «рефрейминг» (фрейм – рамка, рефрейминг – изменение рамки). Рамка зачастую меняет “содержание картины”. Понимая “суть” тревоги, мы одновременно понимаем, в чем ее позитивная выгода, иначе говоря, мы меняем “рамку”. В таком случае, тревога, как и любое другое состояния, чувство, поведение, начинает обретать позитивный смысл. 

  1. Вторичная выгода – это неосознаваемые клиентом преимущества негативных проявлений.  Говоря про “суть” тревоги в третьем пункте, мы имеем в виду вторичную выгоду. Есть тревога, и есть “суть тревоги” — вторичная выгода. В мире всегда присутствует “дуальность” — двойственность, пара противоположностей, полярность. У медали две стороны. Понимая то, что у любой проблемы есть иная сторона, скрытая от Вас и от клиента, Вы можете обратить свой взор именно на скрытую позитивную сторону, используя ее как ресурс.
  2. “Попросите свое подсознание трансформировать символ (образ) тревоги в то, что надо…”  — здесь есть несколько важных моментов:

Во-первых, я попросил подсознание, а не клиента. Подсознание всегда мудрее и умнее сознания человека. Вы только на время представьте себе, что подсознание контролирует: Ваше сердцебиение, дыхание, биохимические процессы в организме, инстинкты и желания, все мозговые процессы, отвечает за то, как вы, не задумываясь, ходите или водите машину и т.д. Поэтому, обращаясь к подсознанию, я обращаюсь к глубокому внутреннему разуму.

Во-вторых, использование слов: “символ” и “образ”. Подсознание всегда “мыслит” символами и образами. И, в-третьих, фраза “…в то, что надо” носит открытый характер. По сути, я задал рамку подсознанию, а “то, что надо” оно наполнит само; 

  1. “Пробираясь” сквозь истории клиента, мы все-таки смогли трансформировать тревогу в нечто иное — в этом нам помогло подсознание;
  2. Ему хотелось говорить о “вкусном”, всячески избегая болезненной темы – тревоги, скрываясь за “историями о путешествиях”. Я не знаю, почему он не пришел на следующий прием: то ли тревога исчезла, то ли говорить о приятном все-таки “лучше”, а со мной ему делать это сложно.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

Дизайн без названия (98)

Я всегда говорю клиентам, если хотите реального результата, надо говорить всё… Считаете ли Вы это важным или совсем не важным, проговаривайте Всё!

Пришла ко мне на прием девушка 24 лет, назовем ее Лиза. Встречалась с парнем около года, влюбилась сильно… Потом расставание по его инициативе и любовная одержимость: постоянные мысли о нем, желание встретиться, СМСки, “подлавливание” парня на улице, и всё большее презрение с его стороны. Полный букет “прелестей” неразделенной любви, вернее влюбленности. В состоянии нервного срыва Лиза обратилась ко мне.

Работа шла очень трудно. Лиза хотела перестать страдать. Заявляя, что хочет с ним разорвать (психологический разрыв), никак не могла принять окончательного решения о расставании. Она, конечно, говорила мне —  “да… я решила!”. Я же, внимательно наблюдая за всеми ее вербальными и невербальными проявлениями, как Станиславский повторял раз за разом – “НЕ ВЕРЮ!”. В конце концов, она реально приняла решение. Вот оно! Наконец-то, сейчас можно работать дальше. Мы разрывали все “нити” и “канаты”, связывающие с ним, работали с внутренним ребенком и взятием ответственности, изменяли модальности восприятия ее друга для разрушения образа, “вытаскивали” изнутри обиду и досаду, в общем – делали многое. Всё это происходило в течение нескольких приемов. После каждого приема она уходила свободная и довольная. Но…, проходил день, и Лиза “слетала” обратно! Как будто невидимая рука возвращала Лизу в прежнее состояние. Складывалось ощущение обречённости Лизы на “связь” с этим парнем. Что это? Почему не работают техники разрыва? Я думал об этом практически постоянно.

Лиза упорно шла в очередной раз на прием! Она приняла решение расстаться! Та воля, с которой она добивалась результата, меня восхищала. Придя на прием, она смотрела на меня одними глазами – всё остальное как будто куда-то слилось, отсутствовало. Одни глаза, ждущие от меня помощи! Я задумался, — “откуда такая сила, держащая эту связь?”, «И что это за связь?» – спрашивал я себя неоднократно. Что-то тут не так, чего-то не хватает. Мелькнул лучик надежды…

— Лиза, расскажи мне то, чего я не знаю… – обратился вновь к ней.

— Я Вам всё рассказала…

— Может, ты всё-таки еще что-нибудь вспомнишь, любые мелочи… поверь, они важны, — я походил на следователя, который допрашивает свидетеля, типа “может, что-то видел или что-то слышал”.

Лиза долго перебирала в памяти то, что могла не сказать. Задумалась.

— Ну, не знаю, насколько это Важно… когда мы только начали встречаться, я ходила к Матроне и попросила у нее, чтобы мы… Да, Марат, а ведь Вы знаете… тогда я попросила у нее, чтобы у нас была семья с этим парнем…

Я выдохнул….

Перед глазами предстала картина: длинная-предлинная очередь людей, вера людей в чудо – всё это сливается в единое мощное энергетическое поле… Мощи святой Матроны, желание, проговоренное внутри или вслух… и стопроцентная вера, что это обязательно сбудется… Попросила и, забыв, пошла дальше успокоенная. “Теперь это не моя забота – ответственность переложена…”. Благоговейно, с почтением и уважением к мощной духовной силе, я продолжил:

   — Лиза, мысленно окажись там, у Матроны, и просто скажи – “На всё воля Бога!”. Попроси отпустить тебя…  Скажи – “Я всё поняла, что должна понять”.

Клиентка находилась в трансе. В воздухе повисла долгая пауза. Легкий румянец появился на лице, дыхание стало более глубоким и спокойным, тело наполнялось энергией. Она открыла глаза – внутри только спокойствие и свобода!

Лиза рассталась с другом…

— Скажи, что ты поняла из этого жизненного урока? – поинтересовался у нее напоследок.

— Любовь – это свободный Выбор! – ответила она с благодарностью.

 

Методы и приемы, использованные в работе с Лизой: 

Для начала дам пояснение, как я понимаю “влюбленность” и “любовь”. Наиболее близкое для меня понимание параметров “влюбленности” дает Гэри Чепмен в своей книге “Пять языков любви”:

Влюбленность характеризуется: отсутствием выбора партнера, отсутствием заботы о росте партнера, легкостью. Поясню эти параметры.    Отсутствие выбора. Как правило, влюбленность случается, она происходит вдруг, партнеры будто встретились – “я не выбирал ее, она не выбирала меня”. Разум отсутствует! Выбора нет. “Да и зачем? Это ведь судьба!” – так размышляют влюбленные. Отсутствует забота о росте партнера: партнер идеален, зачем еще расти куда-то. Да, мы можем с ним ругаться, но “милые бранятся, только тешатся”. Легкость: всё получается само собой, труда над выстраиванием отношений нет. Всё легко!

Любовь – это выбор партнера. “Я выбираю! Я знаю его плюсы и минусы!” — разум включен – “Я отдаю себе отчет в том, что меня ожидает в будущем”. Забота о росте партнера: “Меня, по-хорошему, не устраивает то, что есть сейчас. Я хочу, чтобы он (она) развивался дальше, я готов способствовать росту партнера и постараюсь помогать ему в этом”.  Любовь – это труд! Каждый раз приходится делать что-то для него, именно для него. Любовь — это давать!

Возвращаясь к влюбленности: на протяжении этого “прекрасного” периода, в кровь поступает колоссальное число эндорфинов – “гормонов счастья”. Находясь под “химическим” воздействием, человек становится похож на наркомана; зависимость от влюбленности порой сопоставима с героиновой. “Ломка” тоже сильная, если “наркодилера” в лице партнера нет.

Влюбленность — это всегда только чувства;

Любовь — это разум плюс чувства.

  1. Вернемся к рассказу о Лизе. С самого начала я добивался от нее решения, понимая всю сложность влюбившегося человека. Избавить клиентку от страданий (“наркозависимости”) можно только тогда, когда она расстанется психологически с бывшим другом. “Игра в решение” меня не устраивала. Я добивался настоящего твердого решения о расставании – базовое условие для дальнейшей работы. Не веря до конца, я настаивал на решении более глубокого уровня. Если с самого начала его нет, то клиент ищет варианты сохранения проблемного состояния во время приема – он же не решил до конца;
  2. “Мы разрывали все “нити” и “канаты””. Даже при наличии решения расстаться с другом, психологическая связь остаётся – ее надо рвать. Рвать можно только то, что идентифицировано, то есть “материализовано”. В случае с Лизой материализовался мощный канат и мелкие нити. Она их разрезала, выдергивала с корнями из своего тела, сжигая всё. Нити и канаты – это некие символы связи с другом. Символы и метафоры – “язык” подсознания;
  3. “Работали с внутренним ребенком и взятием ответственности”. Исходя из понимания знаменитого Эрика Берна, в каждом человеке присутствуют три основные роли: внутренний родитель, внутренний взрослый, внутренний ребенок. Понятно, что ни “родитель” и ни “взрослый” во всей этой истории не участвуют. Учувствует “ребенок” со своим “хочу”. Лиза согревала, успокаивала с позиции “взрослого”, давая “внутреннему ребенку” собственную любовь для обеспечения самодостаточности;
  4. “…Изменяли модальности восприятия ее друга для разрушения образа”. Восприятие, как таковое, имеет свои параметры: размещение друга в пространстве по отношению к Лизе, включая расстояние; объемность образа друга, цвет образа, размер образа и прочее. Лиза была влюблена не в своего друга, а в образ, созданный ею. Изменяя параметры восприятия этого образа, можно разрушать влюбленность к этому образу;

Проделайте маленький эксперимент прямо сейчас: подумайте о близком Вам человеке (мама, муж/жена, ребенок и т.д.), увидьте образ его и почувствуйте, где этот образ находится в пространстве по отношению к Вам. Спросите себя, что Вы чувствуете, когда близкий человек расположен именно там, отдалите человека (образ) от себя на расстояние в пять раз превышающее изначальное. Понаблюдайте, как меняются Ваши чувства. Остается ли этот человек действительно близким?

  1. “Что-то тут не так, чего-то не хватает…”. Проделав с Лизой вышеизложенные приемы, влюблённость сохранялась. Я понимал: есть нечто более глубинное и сильное, некая вера в то, что она будет с ним. Лиза вспомнила про поход к Матроне;
  2. “На всё воля Бога!”. Она просила у Матроны и верила в то, что они будут вместе, тем самым переложив ответственность за судьбу на Нее. Чтобы снять “ответственность” с Матроны, нужен кто-то, превосходящий Ее по силе. Фразой “На все воля Бога!” мы сняли “ответственность” с Матроны, сохраняя веру в Божественное. При этом фраза настолько неопределенная, что ее можно интерпретировать максимально широко;
  3. “Я всё поняла, что должна понять”. Проговорив данную фразу, она запустила бессознательный поиск “понимания”, предоставленного судьбой урока;
  4. “Любовь – это свободный Выбор!”. Слово “свободный”, озвученное Лизой, говорило о наличии свободы и выбора как такового.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

Дизайн без названия (97)

Девушка Катя, ей 25 лет. Полная. Пришла на прием с запросом снизить вес. Перепробовала практически всё: различные диеты, активный образ жизни, ходила к врачам, в общем многое. А вес чуть снизится и снова пойдет вверх.

— Марат, на Вас последняя надежда! – сказала она при первой встрече.

Я приступил к работе. Понятное дело – работать традиционными методами, типа разобраться с пищевым поведением, бессмысленно; она и так всё перепробовала. Произошло какое-то событие в ее жизни, которое до сих пор мешало ей быть стройной. Если она “держит” свой вес, значит, есть “вторичная выгода” в этом. “Для чего она сохраняет себя полной?” —  вот те мысли, которые крутились в моей голове.

— Катя, скажи, для чего ты сохраняешь свою полноту? – она удивленно посмотрела на меня, и я тут же продолжил раскрывать суть вопроса — Это же твой вес, правильно? Значит, ты за него берешь ответственность. Следовательно, по какой-то из причин ты его сохраняешь.

— Я не знаю Марат… — замешкалась она – я не вижу никаких причин и выгод. Один лишь вред…

Еще некоторое время я прощупывал ее вопросами по поводу выгоды излишнего веса. На уровне сознания я ничего не добился. Надо было переходить на уровень подсознания. Я ввел Катю в состояние глубокого транса.

   — Я попрошу твое подсознание отправить тебя в прошлое, в то самое место и время, где находится причина твоей полноты… – Катя, попав в “машину времени” перемещалась во времени и пространстве – Как только окажешься там, начни рассказывать, что видишь…

Выжидающая пауза…

Голос тихий и глубокий: “…Мне лет десять или одиннадцать, стройная куколка…, я на улице, яркое солнце…, улыбка на лице…, стою у каких-то качель…” – пауза – “Вижу, ко мне подходит парень лет шестнадцати-семнадцати, высокий и большой…” – пауза – “Приблизился ко мне, пристально смотрит в глаза, не отрывая взгляд…, у меня почему-то всё похолодело. Я сильно напугана… Говорит мне —  “какая ты красивая…, я на тебе женюсь…” — снова пауза, на этот раз долгая, Катя продолжала – “Cтрах и ужас на моем лице. Бегу домой…, комната, быстрее в кровать под одеяло – спрятаться…” – и… что дальше…? – “Я никогда не буду красивой… никогда…” — повторяла про себя”. Табу на красоте и защелкнулось.

   — Катя… — тут же вступился я – Пусть в комнату зайдет мама, обнимет тебя и успокоит…, скажет, что любит тебя больше всех на земле…! Пусть она побудет с тобой столько, сколько понадобится. У мамы спокойная улыбка, любящее сердце – чувствуй это. Она подберет нужные слова…! – и вновь пауза.

   — Мама сказала спокойно и уверенно: “Катюш, перестань бояться всяких мелочей…” – медленное преображение, страх уходит, появляется спокойствие —  Я буду красивой! – со счастливой улыбкой на лице ответила “маленькая Катя”.

Клиентка вышла из состояния транса.

Я спросил ее:

— Нужно тебе еще что-то для решения твоей проблемы?

– Нет! – твердо ответила она – Я всё поняла…! – после чего добавила – Всё пойдет как нужно!

Шло время. Катя медленно, но уверенно снижала вес до нормы. Как-то, однажды, разговаривая с ней по телефону, она сказала мне: “Вы знаете, из моей жизни исчезли многие страхи, связанные с мелочами. Ни подскажете, почему это произошло?” – она действительно не помнила…, “терапевтическая амнезия”.

— Просто передавай привет маме! – с улыбкой на лице ответил я.

 

 Методы и приемы, использованные в работе с Катей:

“На Вас последняя надежда” — вовлечения меня в процесс и перекладывание ответственности;

  1. “Катя, скажи, для чего ты сохраняешь свою полноту?” — два ключевых смысла данного предложения. Первое – “ты сохраняешь”: возложение ответственности на нее саму. Вообще, если клиент не берет ответственность за свои проблемы, работать с ним практически нереально. Он способен прорабатывать только то, к чему имеет доступ. Если проблема во вне – доступа к ней нет. Попробуйте решить проблему, типа “жена меня достала…” или “я не алкоголик, когда захочу тогда и брошу…”. Второе – вопрос “для чего?”: запуск поиска смысла полноты. Нужно понимать, что все процессы, происходящие в организме, изначально имеют свой позитивный смысл. Ничего просто так не бывает;
  2. “Я не вижу никаких причин и выгод, один лишь вред”. Существует так называемая “поверхностная структура сообщения” – то, что человек говорит. А есть “глубинная структура сообщения” – то, что человек чувствует, но не способен выразить, так как мешают “фильтры”: контроль, ограниченность языка, сомнения и прочее. Подсознание можно отнести к глубинной структуре. Я начал работать с подсознанием;
  3. “Катя, попав в “машину времени”, перемещалась во времени и пространстве”. Использовалась “возрастная регрессия” — гипнотический феномен, при котором клиент переживает заново события из своего прошлого;
  4. …В то самое место и время, где находится причина твоей полноты…» — подразумевается, что подсознание “знает”, где это “место” и “время” истоков проблемы;
  5. “Какая ты красивая…, я на тебе женюсь…” – от этих слов сильно напугалась маленькая Катя. Нужно было нивелировать данный страх. “Пусть в комнату зайдет мама, обнимет тебя и успокоит…, скажет, что любит тебя больше всех на земле…” — переписывание сценария. Мама, которая обняла маленькую Катю и подобрала “нужные слова”, использовалась как ресурс;
  6. “Катюш, перестань бояться всяких мелочей…” – фраза, имеющая двойной значение: занижение значимости события “у качелей” и установка на будущее; при этом необходимо было, чтобы Катюша сначала успокоилась, а потом можно давать “материнскую установку”;
  7. “Вы знаете, из моей жизни исчезли многие страхи, связанные с мелочами. Ни подскажете, почему это произошло?”. Для того чтобы разум не “испортил” результаты работы, подсознание иногда включает амнезию – человек “забывает” и это действует автоматически.

Вспомнился случай из моей практики: одного клиента, у которого были проблемы с потенцией, я попросил забыть на время о сексе и просто делать каждый день массаж жене, концентрируя внимания на пальцах, на “изучение” тела жены. Во время массажа клиент сдвинул свое внимание со своего полового органа. Раньше он постоянно думал о нем, контролировал “встанет – не встанет”, сильно переживал фиаско, а весь этот “контроль разума” и есть причина импотенции в 98% случаях. “Луч внимания” на пальцах, был временный запрет на секс – всё это запустило естественные процессы полового возбуждения. Клиент вылечил импотенцию. Другими словами, подсознание само знает, как лучше, разум мешает зачастую.

Если Вы, к примеру, посадите жука на ладонь — вы можете наслаждаться, как он ползает. А теперь представьте себе, что Вы решили разобраться, как жук устроен: лапки, крылышки и т.д. Скорее всего жук умрет.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

Дизайн без названия (96)

Работал я в одной крупной компании – осуществлял психологическое сопровождение. В отделе продаж находился сотрудник, назовём его Рустам, 33 года, устроился недавно и за три месяца достиг больших результатов. На первый взгляд, спокойный добротный специалист, не вызывающий излишних подозрений. Вспомнилось, что мы даже отмечали день рождения его дочки (5 лет исполнилось): он рассказывал, какая она замечательная и как тот с ней ладит. Подарили дочке подарок…! Тесно я с ним не общался.

В один из весенних дней я заметил, что в офисе какой-то непонятный “переполох”: нервозность, взбудораженность в отделах. На мои вопросы о происходящем, направляют к Рустаму, типа ходит туда-сюда по отделам и что-то невразумительное говорит – совсем всех достал. Рустам оказался у меня в кабинете. Я начал спрашивать его…он, не слыша и не понимая, твердил “свое”. Еще вопросы – он про другое, полная неразбериха в словах. Честно говоря, я не помню досконально тот бред, который он нес. Через полчаса “общения” я понял окончательно – у Рустама “поехала крыша”, прошу прощения за мой “французский”. Большого опыта “переговоров” с больными у меня не было, соответственно защиты тоже практически никакой. Я чувствовал себя выжатым, как лимон.

Вечер! Забрав у него телефон, я нашел в списке контактов номер его мамы, набрал. “Да вы скорую вызывайте просто…” – спокойным тоном ответила она. “Быть может, Вы его заберете?” — спросил я. “Некогда мне…” — и тут же положила трубку. Следующий звонок “брату”. “Друг…” — ответил он мне – “Ты врачей вызови и всё… Я тут на дне рождения, уйти не могу… понимаешь…?”.  Я “понял”, конечно — Рустам никому не нужен! По мере того как я звонил, кабинет “наполнялся” бредом: Рустам нервно ходил по комнате и непрерывно говорил.

Звонок в скорую. Бригада приехала фактически через час. Психиатр и медбрат в кабинете. Рустам вдруг преобразился в “нормального человека”. Первые традиционные вопросы на адекватность: “как зовут тебя?”, “сколько лет?”, “где находишься?”, “болит ли голова?”. Рустам ответил правильно. Психиатр смотрит на меня с удивлением, типа “чего Вы меня вызвали-то?”.  “А Вы еще поспрашивайте…” – вымученно парировал я. Он последовал моему совету: “Рустам, о чем ты сейчас думаешь?”. “Я думаю (внимание!) о “круговороте вещей в природе”. “У-у-х-х” – выдохнул врач с улыбкой на лице – “Наш клиент…!”. Поговорив с ним на тему “круговорота в природе”, врач успокоился. Глубокий вечер…, офис пустой…, я, Рустам и бригада…, “бред повсюду”. Рустам “провалился” в безумие окончательно.

— А как у Вас дела? – спросил Рустам у доктора.

– С Вами, придурками, мне всегда весело…! – смеялся врач, понимая, что Рустам всё равно ничего не воспримет.

— Как-то жестко Вы с пациентами – устало отреагировал я.

– Если я не буду циником и… не буду смеяться над всем этим, то окажусь на соседней койке… — кивнул он в сторону больного, продолжая улыбаться.

Доктор попросил меня проехаться вместе с ними в психиатрическую лечебницу, чтобы я мог засвидетельствовать передачу на хранение личных вещей и оформление соответствующих бумаг. Едем в машине скорой помощи: рядом Рустам, чуть подальше врач. “Что же Вы сразу не вызвали врачей-то?” – спросил доктор – “Не дай бог плеснул бы кому-нибудь кофейком в лицо из сотрудников…”. Я молчал. Рустам полностью “отсутствовал”, мычал что-то непонятное и…, вдруг, тянет ко мне руки. “Обнимите его, Марат, ему очень плохо сейчас…” – серьезно, сочувствуя больному, попросил доктор. Я обнял. Рустам плакал у меня на плече!

В больнице выяснилось, что Рустам оказывается постоянный клиент, и нет у него никакой жены и дочки. Через три месяца Рустама выписали. С работы его уволили. И…внимание! —  он подал в суд на компанию за то, что его уволили, якобы украли какие-то вещи…, свидетелем передачи которых я был.

На досуге я думал об этой ситуации. Существуют как минимум два вида больных: шизофреники, которые обычно “обвиняют” во всем окружающий мир, например, ФСБ (ЦРУ, Моссад) следит за ним; все виноваты кроме них, а с ним всё в порядке. И люди, у которых мощный невроз, глубокая депрессия – они, как правило, переживают это внутри, имеют все-таки критическое восприятие самих себя. У таких людей, кризис – поворотная точка в жизни. С другой стороны, Рустам выстраивал иллюзию семейной жизни (день рождения дочки) – ему было одиноко по жизни. Он хотел быть нормальным! Шла невидимая борьба между двумя сущностями этого человека и, к сожалению, болезнь победила.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

Дизайн без названия (93)

Лида называла себя “ломовой лошадью”: восемнадцатилетняя дочь, пятнадцатилетний сын и муж, которому по жизни ничего не надо. “Работаю директором аптеки, прихожу домой – готовка, стирка, уборка…” – признавалась клиентка – “Всё на моих плечах! Я устала уже пахать. Дочь устроила в фарм. колледж. Она каждые полгода сбегает оттуда: одни двойки, учебу не посещает. Регулярно ее восстанавливаю, а она за свое… Сын не слушается. Мужу всё равно – диван, пиво…!” — далее последовало нескончаемое число жалоб.

Я начал с ней работать. Выработав с клиенткой уверенную и твердую позицию по жизни, мы расстались на некоторое время.  Однажды звонок: “Это Лида…! Я сказала дочери, что после 11.30 вечера не пущу ее домой…”. Дочь постоянно не выполняла свои обещания, приходила намного позже оговоренного времени. “Я ее спросила, во сколько придешь?” – продолжала рассказывать Лида – “Назови любое время. Главное, чтобы ты пришла вовремя!” – “Мама, я буду в одиннадцать” – “Хорошо! В 11.30 я закрываю дверь””.

Следующий звонок раздался этим же днем, в полночь.

– Марат, простите, уже поздно… — тревога в голосе, боль в душе.

— Слушаю… – полусонным голосом ответил я.

— Я не знаю, что мне делать…? Дочь под дверью. Я не открываю. Вдруг с ребенком что-то случится, если его не пущу… очень боюсь! –  просыпаюсь окончательно от нескончаемого потока обрушившихся эмоций —  Посоветуйте, как поступить…? – “легко сказать, посоветуйте” … думал я.

— Кроме Вас решение принять никто не сможет! – после короткой паузы отвечаю.

– Я не пущу тебя, Карина! – приняла решение Лида.

Представляю, что ей пришлось пережить той ночью: страх, сомнения, ненависть к себе. Да всё, что угодно могла чувствовать Лида! На следующем приеме клиентка признавалась: “Вы знаете, я испытала какое-то странное чувство… Сначала меня колотил страх, потом появилась вера в то, что с дочерью всё будет хорошо. Вместе с верой я почувствовала Любовь! Иную любовь к дочери…” – тут же поправилась Лида – “Не любовь, построенная на страхе, а какую-то иную настоящую Любовь! “Закрыв дверь” — я отпустила дочь от себя… Ясно поняла, ведь раньше любила только свои страхи, а не ее. Теперь ее!” – со спокойствием в голосе заключила она. Что же касается Карины, то девушка на следующее утро вернулась домой в целости и сохранности, ночевала у подруги. “Мама, я всё поняла!” – таковы были утвердительные слова дочери. На этом и закрыли тему. “Вот только она не убирается в квартире и совсем не готовит…” – задала новую проблему Лида.

Итак, придя домой, мать договорилась с дочерью, что та приготовит ужин. Ужина не было! Вечером Лида взяла книгу и ушла к себе читать. Семья осталась голодной. История повторялась еще несколько раз. Ни муж, ни Карина, ни сын не могли понять, что происходит: “куда подевалась “прислуга””. Ситуация под названием —  “кто сильнее” …, гласная и негласная борьба накалялась до предела. Через некоторое время Карина начала готовить и убираться. Муж и сын тоже подключились. Мама сильно изменилась, стала намного сильнее прежнего. На очередном приеме клиентка сказала: “В семье всё в порядке, вот только учеба у Карины хуже некуда…  Ну, ни в какую не хочет учиться…”. Я попросил, чтобы дочь лично пришла ко мне на прием.

Карине было интересно, что там за психолог такой, нарушитель “покоя” в семье. Да-да, именно любопытство привело ее ко мне. Когда та появилась в дверях, я реально “завис”.

— Вы точно Карина…? – переспросил я.

– Да! А что? – с вызовом смотрела она.

Предо мной сидела изысканная девушка. Стиль говорил сам за себя: сочетание различных элементов в одежде, макияж на высоком уровне, правильно подобранные тона… тонкий вкус. Карина никак не вписывалась в “картинку” своей семьи. Знаете, это было похоже на то, как в семье слесаря родился скрипач. Всё, что угодно – Париж, Милан, подиум, но точно не работа в аптеке. Я пребывал еще какое-то время в шоке.

— Почему ты хочешь бросить фарм. колледж?

— Меня там никто не понимает, и я там никого не понимаю… — ответила она.

— Где ты покупаешь такие интересные и, можно сказать, изысканные вещи…?

— Я их сама шью…!

— Мама как относиться к твоему увлечению модой?

— Никак! Она не понимает! Марат, есть серый скучный мир – она из этого мира… — с досадой в голосе проговорила Карина.

Вы, наверное, догадываетесь, что у меня состоялся серьезный разговор с Лидой по поводу выбора профессии дочери. Прошло некоторое время. Карина бросила фарм. колледж. Поступила в институт на модельера. На втором курсе у нее были уже первые заказы на одежду, на четвертом она стала зарабатывать больше, чем ее мама…!

   

Методы и приемы, использованные в работе с Лидой: 

“Выработав с клиенткой уверенную и твердую позицию по жизни”. “По жизни” – это грубо сказано. На самом деле, работая директором, она была достаточно авторитарна у себя в аптеке, имея в подчинении фармацевтов, а вот дома…  “Директора” мы и взяли как ресурс для формирования твердости и уверенности дома. Итак, у нас имелось в распоряжении две субличности, условно назовем их “директор” и “ломовая лошадь”.

Субличность – часть личности, обладающая практически независимым существованием, отвечающая за определенное поведение человека или какую-нибудь роль. При понятии субличности мы исходим из того, что личность не едина, а существует множество “Я”. Между этими “Я” происходят внутренние диалоги, например, чувство сомнения – это, как правило, спор субличностей. Субличность обладает набором определённых качеств и некой целостностью.

Понятно, что “директор” изначально обладала необходимыми нам качествами: уверенностью и твердостью. Я попросил Лиду представить эти две субличности. Они “появились” в кабинете. Клиентка описала мне их по отдельности: “директор” — спокойная, уверенная, выпрямленная осанка, строгий взгляд; “ломовая лошадь” — плечи опущены, руки висят, серая одежда, уставший взгляд. Лида “вошла” в “директора” и слилась с ним, почувствовав уверенность в теле и “металлический стержень” в области груди. Сохраняя уверенность (“стержень”) и больше ничего, я попросил шагнуть ее в “ломовую лошадь” и, находясь в ней, чувствовать стержень и наблюдать за изменениями. Плечи выпрямились, взгляд вперед, но мягче; мышцы более упругие. Передо мной стояла уже не “директор”, но и не “ломовая лошадь”; наблюдалась какая-то теплота и уверенность. “Стержень” тоже поменял свой вид: стал более гибким и при этом крепким, сделанный из какого-то суперматериала, типа нанопластика…  На самом же деле родилась новая субличность. Лида условно назвала ее “истинной мамой”. Мы еще работали с новыми методами коммуникации “истинной мамы” с домашними. Она ушла с первого приема более уверенной и твердой.

“Дочь под дверью. Я не открываю. Вдруг с ребенком что-то случится, если его не пущу… очень боюсь!”. Одно дело, когда ты в кабинете становишься уверенной в себе, а другое, когда дочь здесь и сейчас под дверью и очевидный страх за ребенка. Нужно учитывать, что все изменения, происходящие с клиентом в кабинете, могут свестись на “нет” в реальной жизни;

“Посоветуйте, как поступить…?” — желание переложить ответственность на меня. “Кроме Вас решение принять никто не сможет!” — возврат ответственности. Настоящие изменения произойдут у клиента только тогда, когда ответственность будет за ним;

“Не любовь, построенная на страхе, а какую-то иную настоящую Любовь! “Закрыв дверь” — я отпустила дочь от себя…”. Ранее, в книге, я упоминал фразу “нельзя любить того, с кем не можешь расстаться”. Закрыв дверь, мама поняла – дочь выросла. У нее своя судьба и жизнь. Отправив ребенка в ночь и пережив массу страхов и переживаний за нее, Лида доверилась Жизни. После уже проявилась вера в то, что всё будет хорошо – это состояние Лида и назвала “иной настоящей Любовью”.

Я часто использую термин “жесткая любовь” для обозначения подобного состояния. “Жесткая любовь” — есть, по сути, стремление к порядку.

Берт Хеллингер, знаменитый философ, психотерапевт, автор метода “семейные расстановки”, так говорил о Порядке: “Порядок — это первоначальный принцип, на котором всё построено. Порядок сильнее Любви”.

Вспомнилась замечательная метафора:

 “Любовь и Порядок всегда ходят рядом. Порядок сохраняет, Любовь наполняет. Порядок – это сосуд. Любовь – это вода. Если разбить Порядок, Любовь утечёт”. 

Лида выбрала порядок и уважение к своим словам.  Сохранив порядок, она сохранила Любовь! 

“Через некоторое время Карина начала готовить и убираться”. “Муж и сын тоже подключились…”. В семье произошел “синергетический эффект”.

Синергия – суммирующий эффект двух и более элементов системы. При этом семья – есть система. Как правило, эффект при синергии превышает эффективность отдельно взятого элемента. Лида, поменявшись, повлияла на дочь, “цепная реакция” зацепила мужа и сына. Важно помнить – помогая измениться человеку на приеме, мы, в том числе, влияем на всех членов его семьи.

“Всё, что угодно –  Париж, Милан, подиум, но точно не работа в аптеке”. Мама не видела в Карине модельера, для Лиды не существовало этой профессии. Карина же была из другого мира, но воспринимала свое увлечение не всерьез.

 В коммуникации существуют два вида слушания:

  — Автобиографическое слушание — вектор внимания направлен на себя. Видим и слышим сквозь “фильтры” собственного опыта. Существует одна верная “карта мира” — моя!

  — Эмпатическое слушание – тут всё внимание сосредоточено на другом человеке. Мы пробуем понять его, услышать, почувствовать. Мы сопереживаем и соучаствуем в жизни другого человека.

Лида, кстати, как и большинство матерей, находилась в автобиографическом восприятии своей дочери и ее увлечений. 

Я помню, как сказал Карине: “Ты будешь профессиональным модельером”. Этими словами я лишь слегка подтолкнул ее на “путь предназначения”.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

Дизайн без названия (92)

Когда-то игровые автоматы стояли на каждом углу. Игорная зависимость распространялась по стране, как вирус, поглощая всё больше и больше людей. Петра (24 года) привели ко мне родители. Игроман со стажем пять лет. Большие долги! Работает инженером — устроили родители. Отсутствующий взгляд, вялые движения – “что воля, что неволя – всё равно”.

– Петр, скажи, у тебя есть друзья?

Клиент бессмысленно пожал плечами.  “А с девочками у тебя как?” – с игривостью поинтересовался. Ноль реакции, лишь тупое пожимание плечами. “Овощ” – подумалось мне.  “Слушай, а работа? Есть в ней что-нибудь привлекательное?” – стал допытываться вновь, но “овощ” повторил движения плечами. С разных сторон я пытался зацепиться за что-нибудь, вызвав хоть малейший интерес к чему-либо. “Может, он “умер”? Живой без жизни…?” – размышлял про себя.

— Расскажи мне, какой любимый твой игровой автомат? – с интересом и серьезно спросил я.

О, чудо! Глаза заблестели, тело “поднялось” и он, сначала осторожно, как бы проверяя, серьезно ли или так… издеваюсь, начал говорить: “Есть автомат такой-то, мне постоянно с ним “везет”! И его по-настоящему прорвало! Петр взахлеб рассказывал, как он играет, что испытывает при этом. Радость, волнение, ожидание крупного выигрыша…! Я смотрел на клиента и понимал – для него там настоящая жизнь со всеми чувствами и переживаниями… Мне стало страшно! Он мог разговаривать с автоматом, целовать его при выигрыше, злиться и ругаться – он жил там! “Уже хорошо, что не “умер” — саркастически подумал я.

Я начал терапию.

   — Петр, просто расслабься в кресле, отдыхай, дыши спокойно, чувствуй всё, что чувствуется, ощущай всё, что ощущается… — я наводил транс, “эриксоновский” гипноз … то, что я решил использовать для вытаскивания “зацепки” — Медленно двигайся по линии своей жизни назад в прошлое, в то время, когда не существовало игровых автоматов…. – с лица не сходила скука — Попроси твое подсознание отправиться туда, где когда-то было интересно… 

            Процесс работы с подсознанием стремительно пошел.

   — Мне четыре годика, мы в лесу… — произнес он.

   — Побудь там, в лесу… сохрани эмоции…! А теперь двигайся в “будущее”, продолжай ловить интерес…

Петр рассказал эпизод про футбол, потом про первый класс, когда он пошел провожать девочку домой, и еще пару легких историй про “интерес”, но всё было не то… не цепляло так, чтобы противостоять “внутреннему дьяволу – азарту”. Мы продолжали поиски. И… вот – в четырнадцать лет Петр оказался в гараже, где его дядя ремонтировал машину. Открытый капот, двигатель, масло, детали. Мальчик глазами, полными интереса, смотрел на это “чудо” завороженно. Я, как обычный человек, не понимал, в чем тут кроется интерес – техника никогда меня не прельщала. Но Петр просто восхитительно передавал свои эмоции там, в гараже. Мы продолжали. Итак, мальчик “находится в гараже”. 

   — Скажи, ты хотел бы также разбираться и ремонтировать машины?

   – Да, — твердо ответил он

Петр оставался в глубоком трансе. Я “потянул эту ниточку”, расширяя и углубляя его желание быть автомехаником. “Погрузись в самую суть этого желания”, “прочувствуй весь колорит своего желания заниматься ремонтом машин…”. Когда Петр “оказался” в кабинете, я спросил его напрямую, хотел бы он стать автомехаником…

— Честно? – стыдливо спросил он.

— Да, честно!

– Очень! —  Петр светился!

– Меняй профессию! – твердо и уверенно сказал я, после чего добавил — Я поговорю с твоими родителями.

Я не стал спрашивать про его отношения к игровым автоматам после внутренней трансформации. Не хотелось… да и “внутренняя работа” продолжалась в нем. Нужно было время. Я поговорил с родителями. Петр выучился на автомеханика и пошел работать. Игровые автоматы перестали существовать в его жизни. До сих пор не понимаю, как можно испытывать такую красоту эмоций к железякам. Как!? Как это сочетается!? Может, это просто Предназначение?!  

 

 Методы и приемы, использованные в работе с Петром: 

  1. Игромания – серьезнейшее заболевание, в системе кодирования болезней МКБ-10 имеет код F63.0. На мой взгляд, сопоставима с наркотической зависимостью. Разница только в том, что наркоман для получения удовольствия принимает дозу (внешнее), а человек,  склонный к азарту, изначально носит “дьявола” внутри. И этот “дьявол” “пожирает” игромана полностью — “Может, он “умер”? Живой без жизни…?” – размышлял про себя”;
  2. “С разных сторон я пытался зацепиться за что-нибудь, вызвав хоть малейший интерес к чему-либо…” — зацепки нужны, чтобы обеспечить замещение одного другим: Игру на более важное. Зацепка необходима такая, которая смогла бы обеспечить реальное замещение. Петра на поверхности не интересовало ничего, нужно было копаться в прошлом. Такой силы интерес можно получить либо из области миссии человека, либо предназначения;
  3. Используя возрастную регрессию, полагаясь на подсознание, мы с Петром “отправились” в прошлое, туда, где не было в его жизни игровых автоматов. Само по себе “перемещение” за проблемный период полезно – там человек еще без проблемы, а соответственно можно использовать ресурсы “здорового” клиента. Кстати, не обязательно погружать его в глубокий транс, использовать гипноз, достаточно попросить клиента “вспомнить себя” до проблемного момента.  Пусть клиент увидит собственную “линию жизни” прямо в кабинете. Она, как правило, представляет из себя “дорогу”, “тропу”, “шоссе” и т.д. Попросите встать его на эту “дорогу” в сегодняшний день, а потом предложите ему двигаться назад в прошлое, в то самое место, где данной проблемы не существовало;
  4. Во время пребывания в своем прошлом, Петр ловил мелкие интересы: “футбол”, “лес”, “первый класс” — все эти картинки шли одной чередой. И только тогда, когда он попал в “гараж”, Петр как бы остановился (длинная пауза), цвет лица изменился с обычного на розовый (прилив крови), дыхание участилось, появилась улыбка на лице. Он попал именно туда, куда необходимо. По существу с клиентом произошел инсайт.

Инсайт – озарение, решение, внезапное понимание. Это тогда, когда человек с его проблемой соединяется с ситуацией и происходит интуитивное понимание решения. 

“Скажи, ты хотел бы также разбираться и ремонтировать машины?” — экологическая проверка.

 Экологическая проверка – это проверка на соответствие (конгруэнтность).

 Так как контроль во время гипноза сохраняется, данный вопрос одновременно последовал “маленькому” и “взрослому” Петру. В результате получено твердое “Да”! 

Я “потянул эту ниточку”, расширяя и углубляя его желание быть автомехаником. “Погрузись в самую суть этого желания”, “прочувствуй весь колорит своего желания заниматься ремонтом машин…”. Есть две основные цели у “расширения и углубления”.

Первое – перепроверка. Если бы решение ремонтировать машины оказалось случайным, то “погружение в самую суть желания” вызвало бы внутреннее сопротивление. Более того, усиление фразой “прочувствуй колорит”,  вызвало бы еще больший протест. В данном случае Петр с  легкостью погружался и в “суть”, и в “колорит”.

Вторая цель – усиление желания ремонтировать машины, как такового, для замещения игры. Уже тогда, когда Петр вышел из транса, я переспросил его насчет желания стать автомехаником и он, светясь, ответил утвердительно. Итак, сознательная часть приняла соответствующее решение, в трансе же мы общались в основном с бессознательным “Я”;

“Меняй профессию!” – фраза, означающая приказ. В глазах клиента психолог должен быть авторитетом, а команда или приказ от авторитетного человека побуждает к обязательному исполнению.

И самое главное – “мы меняли профессию”, а не “лечили игроманию”. Я работал с личностной трансформацией, а не с проблемой. Для измененной личности игровые автоматы — это “детский сад” в буквальном и переносном смысле.

В случае с Петром, как Вы могли заметить, практически у каждой фразы имелось несколько смыслов (целей, задач). Каждое решение или произнесенное Вами слово, автоматически имеет многовариатность. Используйте это!

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой

Дизайн без названия (95)

Позвонила как-то моя бывшая клиентка – Даша, 27 лет. Суть проблемы: на протяжении двух лет встречалась с молодым человеком по имени Артур, который изменил ей. Она сразу порвала с ним. Весь следующий год Артур пытался вернуть возлюбленную: ждал около подъезда, задаривал цветами, клялся в вечной любви. Даша оставалась непреклонна…! Она уже встречалась с молодым человеком по имени Коля: добрый, порядочный, заботливый, но не было какой-то страсти, не было драйва… Артур же продолжал “доставать” Дашу! И… девичье сердце дрогнуло! “Марат!” – обратилась она ко мне – “Если мы приедем на прием с Артуром, можете ли Вы определить, исправился он или нет? Он говорит, что его измена чистая случайность, что он любит только меня, но что-то всё равно смущает. Я чувствую, что-то не то… Я не могу определиться! Помогите!”.

Вскоре они приехали на прием на разных машинах. Он на BMWX5! Модно одетый, состоятельный молодой человек, уверенный, слегка наглый взгляд, вожделенно смотрит на Дашу.

— Любишь ее? – спрашиваю напрямую.

— Я всё готов отдать, чтобы с ней вместе быть…! – внушительно, слегка театрально произнес он.

— Тогда посиди в коридоре… – обескуражил его я своей просьбой.

Оставшись вдвоем с клиенткой, я выяснил, что именно ее привлекает в Артуре и почему сомневается в нем. Наши мнения совпали! Актер, конечно, он очень привлекательный: и внешне, и вообще, но всё же Актер…! Не муж! Договорились с ней о следующем…

Я позвал Артура в кабинет.

Даша обратилась к нему:

— Любишь меня? – глядя в глаза, спросила она.

— Очень! – без сомнений ответил Артур.

— Хочешь быть со мной?

— Да!!!

— Тогда завтра мы идем в ЗАГС и подаем заявление….

И… тут… актер замешкался.

— Ну, ты знаешь, я так не могу сразу… Мне бы не хотелось под давлением принимать такие решения… Это серьезный шаг и всё надо обдумать… — и всё в подобном духе.

— Мне ясно… — спокойно и уверенно, но с горечью сказала Даша — Спасибо Вам, Марат! – она поднялась с кресла.

– Будь счастлива Даша! – улыбкой поддержал я.

Клиентка вышла из кабинета. Артур со словами “ты не так всё поняла” побежал за ней…

Даша вернулась к Коле…

Спустя время, выяснилось, что Артур, оказывается, постоянно изменял Даше, “заботливые подруги” рассказали.

 

 Методы и приемы, использованные в работе с Дарьей и Артуром: 

Провокация — один из сильных инструментов психолога. Провокация – действия, направленные на ожидаемую ответную реакцию. В нашем случае подходит больше определение “провокация в медицине” – целенаправленное действие, провоцирующее болезненное состояние пациента. При том, делается это специально при помощи провоцирующих препаратов. Цель – диагностика. Заболевания может быть скрыто и, чтобы вытащить его на поверхность, необходимо спровоцировать клиента. Например, прививка на “реакцию Манту” –это провокация.

Артур усиленно скрывал себя за маской “влюбленности”. Для того чтобы выявить истину, нужно было сделать “укол ЗАГСом”. По сути, это и есть диагностическая провокация.

  • Провокационная терапия – автор метода знаменитый психотерапевт Фрэнк Фарелли. Я опишу свое видение данного метода.

Когда использую метод провокационной терапии, я исхожу из того, что человек изначально нормален. При помощи юмора, а психологов, пользующихся данным методом, называют “веселыми садистами”, я высмеиваю не человека, а проблему. Тем самым вызываю, провоцирую обратную здоровую реакцию. Один из методов провокационной терапии — “усиление проблемного состояния”. Усиливая что-то до предела, мы разрушаем это. Например, усильте черный цвет в пять… десять…, в сто раз и посмотрите, что произойдет? Черный цвет разрушится и станет белым. Так и с проблемой: если ее усиливать – высмеивать, то она разрушится.

            “К Фрэнку Фарелли однажды пришла клиентка: “Доктор, я чувствую себя половой тряпкой — ни со стороны окружающих, ни сама к себе я не испытываю малейшего уважения”. Фарелли уточнил: “Вы чувствуете себя тряпкой, примерно такой же, которая лежит у меня перед дверью…, о которую я вытираю ноги?”. Клиентка, не задумываясь, согласилась: “Да, доктор такой!”. Фрэнк внимательно посмотрел на ее красивое белое платье и с улыбкой на лице стал… внимание, вытирать ноги об него. Клиентка некоторое время пребывала в шоке, молча терпела, а потом взорвалась ругательствами, встала, хлопнув дверью, ушла… Через три дня она позвонила и поблагодарила Фарелли за терапию – она перестала быть тряпкой…”.

Фарелли усилил ее проблему до “буквальности” и тем самым превратил “черный в белый” цвет. Сам психотерапевт так объясняет свою позицию: “Люди позволяют вытирать о себя ноги, изображая половичок, а когда их провоцируешь, они издают человеческие звуки”. Провокационный терапевт, вместо того чтобы “накачивать” уверенностью, в буквальном смысле усиливает негативное отношение клиента к себе. И клиенту приходится утверждать САМОГО СЕБЯ, формируя самоутверждающее поведение.

Представьте, что к Вам пришел друг и начал “ныть про свою несчастную жизнь” а Вы, вместо ободряющих слов поддержки, заявляете ему типа – “Да, друг, всё у тебя плохо и будет еще хуже…! Скорее всего, ты из этого “дерьма” никогда не выберешься…! Я думаю, тебе никто и ничто уже не поможет!”. Какая реакция будет у друга? Как правило, он начнет сопротивляться “подобной перспективе” и тут же перестанет ныть. Дожимая негатив до конца, провокационный терапевт старается опустить клиента на “дно” — “до твердого дна” — там опора и оттуда можно двигаться вверх.

Базовое условие при работе с провокацией – это любовь к клиенту! Повторюсь, мы “унижаем” не клиента, а проблему.

Другие техники ЗДЕСЬ

Данная техника была разработана психологом Маратом Латыповым для оказания быстрой экстренной помощи либо осознания самого себя. Для детальной проработки проблемы свяжитесь со мной по телефону, либо запишитесь на прием.

Запись с рамкой